Женщина, пережившая заключение в нескольких нацистских концлагерях, рассказала о том, как ей удалось избежать смерти в газовой камере

cUGjfcv-QUg1

Джине Тёрджель был всего 21 год, когда её привезли в Освенцим. Свою историю заключения она поведала на мероприятии, посвященном семидесятилетию освобождения заключенных из концлагеря.

27 января 1945 года советские войска освободили примерно 200,000 заключенных нацистского лагеря. Принято считать, что с момента открытия на территории подконтрольной нацистам Польши, в нем было убито почти 1,5 миллиона человек.

В интервью NBC News, Тёрджель рассказала, что её и сотни других женщин заставили снять одежду и зайти в комнату, очень похожую на душевую.

«Мы зашли в эту комнату с каменным полом и люками на потолке, которые до сих пор стоят перед моими глазами. Мы дрожали от холода и ждали, все дольше и дольше»

И только позже она поняла, что чудом избежала смерти, когда ее знакомая сказала: «Ты что, не понимаешь? Ты только что была в газовой камере!»

Тёрджель считает, что осталась в живых только потому, что в работе газовой камеры возникли какие-то неполадки.

Когда война началась, и Люфтваффе стали бомбить Краков, ей было всего шестнадцать. Вскоре Тёрджель послали в концлагерь Плашов, где она боролась за выживание в течение двух с половиной лет, после чего её перевели в Освенцим. А после этого на ней ставил опыты нацистский доктор Йозеф Менгеле.

Потом она шла «маршем смерти» сначала в Бухенвальд, а затем в концентрационный лагерь Берген-Бельзен, где жила в одном бараке с умирающим датским подростком и Анной Франк (еврейская девочка, автор «Дневника Анны Франк», — документа, обличающего нацизм и переведенного на многие языки мира — прим. переводчика). За время войны она потеряла отца и семь братьев и сестер.

Сейчас, когда людей, переживших заключение в концлагерях, становится все меньше, еврейские лидеры опасаются, что их истории забудутся, — особенно учитывая возрастающие антисемитские настроения и насилие, заполонившее Европу.

Рональд Лаудер, президент Мирового Еврейского Конгресса, в качестве примера растущей ненависти и экстремизма, приводит убийства в Париже, во время которых погибло несколько евреев и редакция «Charlie Hebdo».

«Когда Вторая Мировая Война закончилась, после всех увиденных нами ужасов Аушвица и других лагерей смерти ни один нормальный человек не хотел быть нацистом или антисемитом. Но со временем о Холокосте все стали забывать, а выживших в лагерях становится все меньше, так что экстремисты стали все более жестко высказываться в отношении евреев. Антисемиты винят Израиль в большинстве мировых проблем, а это опасно, поскольку порождает ненависть», — говорит Лаудер.

Ева Умляуф, женщина, пережившая Освенцим, а сейчас живущая в Мюнхене, считает, что «эра выживших в лагерях подходит к концу», добавляя при этом, что уже видит изменения в молодом поколении.

«Они воспринимают Холокост как нечто абстрактное. Это дети тех, кто родился гораздо позже окончания войны — связь между ними и их пра-прабабушками и дедушками, жившими в те времена в Германии, практически не существует», — жалуется Умляуф, которая родилась в 1942 году в трудовом лагере для евреев на территории Словакии.

В ноябре 1944 года, когда ей было 23 месяца, её вместе с беременной матерью отправили в Освенцим. Сегодня эта 72-летняя женщина была самой молодой из выживших, которые посетили памятные мероприятия.

Чуть раньше немецкий канцлер Ангела Меркель заявила, что граждане Германии должны бороться против нетолерантности, и что стыд и вина за Холокост все еще сильны, по прошествии десятков лет.

Также она отметила, что пережившие Освенцим и остальные немцы, должны выступать против анти-иммигрантских демонстраций в Дрездене и где бы то ни было еще.

«Мы не хотим слышать призывы, полные ненависти к людям Германии, нашедшим здесь новый дом, или же ищущих убежища в страхе перед войной или гонениями», — сказала она на мероприятии, посвященном семидесятилетию освобождения заключенных из концлагеря.