Откуда пришли этруски?

Этот народ — сама тайна. Легенды этрусков повествуют об их 5000-летней истории. Внешний облик этрусков, насколько можно судить по их скульптурам, вполне соответствует внешности индоевропейцев. Магия их наиболее близка к халдейской, ближневосточной. Принадлежность языка — до сих пор предмет научной дискуссии. Разные ученые в разное время признавали его родственным то скандинавским языкам, то древнеславянскому, то албанскому, но истина по-прежнему не установлена. Историки античности преимущественно считали этрусков выходцами из Малой Азии; впрочем, уже тогда существовали альтернативные точки зрения.

Гвозди в стене храма

 

Немецкий атлантолог Л. Зайдлер считает, что город Тартесс на Пиренейском полуострове, который ко временам античности давно перестал существовать, был заложен предками этрусков. Советский атлантолог В. Щербаков выводит родословную этрусков от малоазиатских городов VIII тысячелетия до н. э. — Чатал-Гююка и Чайеню-Тапези.

Но кем бы ни были этруски и откуда бы они ни пришли на территорию современной Тосканы, они словно заранее знали, сколько времени отпущено на существование их государства. В Этрурии был некий храм, в одну из стен которого ежегодно вбивался гвоздь с большой шляпкой — клувень. К тому времени, когда государство этрусков было покорено римлянами, места для новых клувней в стене храма уже не оставалось.

Законодатели и боги

Жизнь этрусков регулировалась двенадцатью книгами, которые были известны как «Учение Тага». Таинственная личность Тага настолько плотно окутана туманом древности, что ни история, ни легенда не преуспели в прояснении ее загадки. Легенда гласит, что Таг пришел в этот мир не так, как другие люди. В незапамятные времена царь-жрец по имени Тархон пахал свое поле, взрезая плодородную целину. Вдруг его изумленному взору предстала человеческая голова, слегка приподнимавшаяся над бороздой. Это было диковинное существо с лицом маленького ребенка, но седыми, как у старика, волосами. Напуганный Тархон призвал на помощь лукумонов (двенадцать вождей, управлявших общинами этрусков). На глазах изумленных людей из земли явился Таг, посланный великим богом Тином, чтобы передать лукумонам законы, в согласии с которыми они должны были учить людей. Легенда утверждает, что лукумоны записали эти законы на восковых табличках. Как только чудесный ребенок, рожденный землей, исполнил свою миссию, он тут же погрузился обратно в борозду, и больше его никто и никогда не видел.

Римляне были склонны воспринимать этрусского Тага как законодателя, но его учение состояло не только из законов и предписаний. Это была своего рода этрусская Библия, доступ к которой имели только гаруспики — жрецы-гадатели, провозглашавшие народу волю богов, истолковывая тайное значение внутренностей жертвенных животных.

Воины царя ПорсенныМир этрусских богов представлял собой своеобразную иерархическую лестницу, на вершине которой сначала находилось одно верховное божество, а позднее — двое богов: Тин — бог молний, и Туран — владычица всего живого. Эту божественную пару этруски отождествляли с высшим греческим божеством Зевсом и богиней Афродитой или римскими Юпитером и Венерой. Тин повелевал молниями трех видов. Одними он мог предупреждать и предостерегать людей; вторые представляли собой большую опасность, и Тин мог послать их только посоветовавшись с двенадцатью другими богами; третьими — самыми разрушительными — Тин карал смертных. Сила удара этих молний была столь велика, что они безжалостно уничтожали все живое на своем пути.
Поскольку Этрурия была морской державой, ее пантеон не мог обойтись без могущественного морского бога. Его звали Нетус и изображали с трезубцем, подобно греческому Посейдону. Этрусский бог войны Марис походил на статного и моложавого римского Марса. В Этрурии также поклонялись богу вина, олицетворявшему веселье и жизнелюбие.

Загробный мир

Души грешников в этрусском загробном царстве ожидали неисчислимые муки. Сразу после смерти их встречал вооруженный каменным молотом зловещий демон Хару — с острым носом, дикими глазами и оскаленным в хищной усмешке ртом. Будучи препровожденной в потусторонний мир демоном по имени Ванф, грешная душа попадала во власть чудовищного Тухулки. У этого огромного демона была голова хищной птицы с лошадиными ушами и змеями вместо волос. Крылья грифа позволяли ему летать, а из омерзительного хвоста постоянно выползали змеи. Он избивал души умерших огромным посохом или колол двузубыми вилами. Другие демоны колотили несчастных каменными молотами и разрывали железными крючьями.

Души же тех, кто прожил праведную жизнь, после путешествия через сумеречный мир ждало так называемое воцарение, когда они навечно попадали в мир, полный света и радости, где, испив напитка бессмертия, проводили время в пирах, музыке и спортивных соревнованиях. Символом такого воцарения у этрусков являлся трон, который часто находят в их гробницах.

В таких пещерах отжимали масло из оливокСаркофаги делали из терракоты или камня, иногда — из мрамора, алебастра или ненфро — серого туфа со своеобразным запахом. Ранние этрусские саркофаги имели на крышке две фигуры, изображавшие обнявшихся супругов. Жена полулежала в объятиях мужа, который держал в руке сосуд с напитком бессмертия. В руках жены было зеркало, которое символизировало женскую лунную магию. Позже, под влиянием Рима, чья культура была типично патриархальной, зеркала из рук женских изваяний на саркофагах исчезли.

Отношение к посмертному существованию души и желание облегчить ее путь по загробному миру было у этрусков серьезным. Для того чтобы умершие могли там ориентироваться и даже въехать в загробный мир на колеснице, они строили подземные дороги, которые прорывали в туфе.

Протяженность таких туннелей была более километра, прорывались они на глубине 10-15 метров и имели ширину, достаточную для перемещения двуколки. В стенах туннелей находились входы в склепы. Существенно, что туннели в качестве настоящих дорог этрускам были не нужны. Эти масштабные сооружения создавались исключительно с магической целью, для помощи душам умерших в путешествии по потустороннему миру.

Этрурия и Рим

Древний Рим находился под заметным влиянием этрусков. Семь царей было в Риме, и трое из них были этрусками. Величайший из них — Тарквиний Древний (616 — 578 гг. до н. э.) осушил окружавшие Рим болота, ввел монетное денежное обращение вместо ранее применявшихся медных слитков, провел успешные военные кампании против окрестных городков латинов и сабинов. При нем появилась царская охрана< из двенадцати ликторов, каждый из которых на левом плече нес пучок вязовых прутьев, привязанных к обоюдоострому топору. Именно он выкупил у некой старухи из города Кумы знаменитые пророческие книги Сивиллы. Любопытно, что, если верить римской хронологии, ведущейся со дня основания Вечного города, то получается, что Тарквиний Древний был убит в возрасте 176 лет. Первый из этрусских царей Рима, при всех легендах, опутывающих его имя, мог бы гордо заявить, что он принял Рим скопищем хижин на болоте, а покинул его юным, набирающим силу поселением, по улицам которого можно было спокойно передвигаться, не боясь испачкать обувь.

Много позже римский сенат принял меры к сохранению «Этрусского учения», а в I в. до н. э. члены знатных этрусских семей, таких как Тарквитии, переводили этрусские тексты на латынь и передавали свои знания от отца к сыну. Знатные римляне имели этрусских га-руспиков в своем личном окружении, один из них, Спуринна, предупреждал Юлия Цезаря о Мартовских идах. К I в. н. э. была основана коллегия, в состав которой входили шестьдесят га-руспиков. Еще в правление Константина, в начале IV в. н. э., в храме Вольтум-на продолжались собрания жрецов. А в 410 г., когда умолкли оракулы Греции и империя вот уже сто лет как приняла христианство, этрусские гаруспики предложили призвать божественную молнию, чтобы отбросить готов Алари-ха от стен Рима. Есть еще одна тайна, связанная с именем Этрурии и территориально наследовавшей ей Тосканы. Именно там спустя тысячу лет зародилось то, что позже станут называть эпохой Возрождения.

Андрей ЧИНАЕВ