Тролли и наука

8d4zExEqZNk1

Я люблю пообсуждать науку в интернете — в особенности темы, которые вызывают, так сказать, «живой» отклик: изменение климата, статистика преступлений и, как ни странно, Большой взрыв. Эти темы прекрасны тем, что всегда привлекают троллей.  

На фото: Майкл Браун, автор статьи

Да, я знаю, что «не корми тролля» — это очень хороший совет, но, признаюсь, я регулярно игнорирую эту мудрость. Не то чтобы я надеялся переубедить троллей, просто со временем я приобрел знания об основных тактиках таких персонажей.

Такие знания полезны еще и потому, что типичные тролль-приемы любят использовать и блогеры, и журналисты, и политики, обсуждающие самый широкий спектр вопросов — от глобального потепления до лечения рака.

Некоторые техники до комичного просты. Самая популярная из них — оставить эмоционально заряженный комментарий, содержащий (разумеется, без всяких доказательств) обвинения в мошенничестве, подтасовках и сокрытии фактов. Несмотря на неправдоподобность таких обвинений, они могут довольно эффективно поляризовать дискуссию, лишив ее участников всякой надежды на взаимопонимание.

Пример такого аргумента — «наука — это религия». Уверен, я бы был миллионером, получай я по доллару каждый раз, когда я это слышу. Недавно вот, скажем, председатель Совета по бизнесу при премьер-министре Австралии Морис Ньюман оседлал эту кобылу в The Australian. Главный ученый (есть такая должность при премьер-министре Австралии) Ян Чабб, думаю, заметно удивился.

К сожалению, тактик слишком много, чтобы рассказать обо всех в одной статье (извините меня, Гиш с галопом и Соломенный человечек). Так что я остановлюсь лишь на тех, что я недавно встречал в СМИ и интернете.

«Эксперты»

Интернет-тролли знают своих экспертов. В академической науке тысячи профессоров, поэтому неудивительно, что всегда можно найти несколько еретиков. В онлайновых дискуссиях меня посвящали во взгляды «уважаемых» светил из Гарварда, Массачусетского технологического института и Принстона.

Когда я только начинал участвовать в The Conversation, один из троллей — явно не знакомый ни с наукой, ни с моей трудовой биографией, — обвинил меня в том, что я никак не связан с Принстоном. Так я узнал, что тролли часто игнорируют даже лежащие на поверхности факты.

А иногда мнение эксперта (тролли обладают завидной самоуверенностью) преподносится в совершенно искаженном виде.

Скажем, отвечая на одну из моих статей в The Conversation, Марк Лоусон из Australian Financial Review исказил результаты исследований об уровне моря, выполненных Джоном Черчем. Лоусон, будучи настоящим троллем, не отступил даже после того, как я обратился к самому Черчу, который подтвердил, что Лоусон все переврал.

Так случается не только при онлайн-общении. Например, Морис Ньюман предупредил на страницах The Australian о неизбежном глобальном похолодании и в доказательство сослался на исследование профессора Майка Локвуда.

Но сам Локвуд заявил в прошлом году, что колебания солнечной активности в нашем веке отнимут «лишь 0,06-0,1 градуса Цельсия, ничто в сравнении с тем потеплением, с которым мы столкнемся в результате деятельности человека».

Таким образом, эксперт, которого цитировал Ньюман, сам же опроверг его заявления — причем еще до того, как вышла ньюмановская статья.

Иногда экспертов цитируют правильно, но мнение таких профи расходится со мнением их коллег, столь же, а иногда и более опытных. Каким же способом не сведущие в науке тролли выбирают себе авторитеты?

Я задавал троллям этот вопрос несколько раз, и, что довольно забавно, они не могут на него нормально ответить. Грубо говоря, тролли выбирают экспертов в зависимости от того, согласны они с их мнением или нет, и в интернет-спорах такие подтасовки попадаются на каждом шагу.

В начале августа сенатор Эрик Абец, выступая на канале Channel Ten, заявил о связи между абортами и раком молочной железы. Абец, конечно, не стал делать вид, что он пришел к этому выводу самостоятельно. Вместо этого он сослался на некого эксперта — доктора Анжелу Ланфранчи. Она полагает, что между абортами и раком груди есть связь.

Абец — определенно не врач. Почему же он посчитал мнение госпожи Ланфранчи более авторитетным, чем мнение большинства врачей, включая президента Австралийской медицинской ассоциации Брайана Оулера (он утверждает, что явной связи между сделанными женщиной абортами и раком молочной железы не наблюдается)?

Если Абец не в состоянии дать собственную оценку данным медицинских исследований, почему он заинтересовался заявлениями доктора Ланфранчи? Почему он не может принять точку зрения профессионалов от медицины, которые могут оценить соответствующие доказательства?

Понятное дело, что Абец просто подыскал доктора, который говорит приятные ему вещи. Если для больного человека такая тактика чревата неверным диагнозом, то в интернет-дискуссиях она позволяет делать неверные выводы.

«Ущербная логика»

Иногда нападки на науку в интернете зиждутся на столь хромой логике, что в реальной жизни спорщика подняли бы на смех. Если бы я сказал, что раз моя машина голубая, значит, в мире нет красных машин, вы вряд ли бы восприняли мои слова всерьез. Но все равно: когда о науке говорят неспециалисты, такие приемчики идут в ход постоянно.

Выбросы углекислого газа в атмосферу приводят к быстрой смене климата, но тем не менее, на протяжении тысячелетий климат менялся и под воздействием естественных причин. Глупо считать, что естественный и антропогенный факторы — это взаимоисключающие вещи. Но все равно находятся упертые, которые ссылаются на первый фактор, чтобы отрицать существование второго.

К сожалению, к «ущербной логике» прибегал и премьер-министр Австралии Тони Эббот во время лесных пожаров в 2013 году. Тогда он заявил, что «в Австралии с начала времен случались и пожары, и наводнения, причем куда более страшные. Навряд ли это результат антропогенного глобального потепления».

Лесные пожары — действительно своего рода «норма жизни» в Австралии, но это не означает, что изменение климата не сказывается на их частоте и интенсивности. В действительности же, Индекс лесных пожаров (характеристика ущерба от пожаров — прим. переводчика) растет по всей Австралии начиная с 1970-х годов.

Почему премьер-министр пользуется «ущербной логикой» и не обращает внимание на результаты научных исследований, остается загадкой.

Гамбит Галилея

Могущественная католическая церковь подвергла гонениям итальянского ученого и астронома Галилео Галилея за то, что он был сторонником гелиоцентрической системы.

Пока Галилей находился под домашним арестом, его взгляды восторжествовали — поскольку соотносились с наблюдениями, в то время как представления церкви основывались на теологии.

Гамбит Галилея — это техника ведения дебатов. Ее суть — извратить историю с Галилеем, чтобы отстаивать чушь. Ваши взгляды критикуют большинство ученых? Ну все, вы — Галилей, а оппонирующее большинство — невежественные церковники XVII века.

Как это ни парадоксально, но Гамбит Галилея обычно применяют те, у кого нет ни глубоких научных познаний, ни идеологических резонов на то, чтобы нападать на науку. А используется эта тактика не только в интернет-спорах.

Звучит дико, но к Гамбиту Галилея прибегают даже политически могущественные люди с хорошими связями. Например, Морис Ньюман (ну куда без него) отвергает мнение большинства климатологов. Когда его спрашивают, почему, он отвечает: «Ну, Галилей тоже был одним воином в поле».

Ньюман, само собой, никакой ни Галилей. Победа взглядов Галилея — это следствие того, что он смог предложить научные теории и найти им подтверждение в наблюдениях. У Ньюмана и ему подобных такой способности нет.

================================================

Автор колонки — Майкл Браун, сотрудник австралийского Университета Монаша и активный участник проекта The Conversation. В рамках этого проекта ученые и преподаватели анализируют, комментируют и дополняют новостную повестку, предоставляя свою экспертизу на добровольной основе. Сейчас этот проект считается крупнейшим в Австралии независимым источником новостей. Браун решил написать о своем опыте общения с троллями на этом ресурсе.