Полет к Фобосу: вторая попытка

После продолжительного перерыва объявлено об учреждении российскими специалистами нового kосмического проекта, призванного осуществить полет беспилотного межпланетного корабля к спутнику Марса Фобосу. Полет, намеченный на октябрь 2009 года, позволит ученым вплотную приблизиться к ответу на вопрос о рождении планет Солнечной системы, включая Землю. Это будет вторая попытка космического полета к Фобосу, и она дает нам повод вспомнить события, связанные с первой попыткой. Тем более что история открытия и изучения спутников Марса напоминает захватывающий детектив...

Историческая справка

 

Честь открытия двух спутников Марса — Фобоса и Деймоса в 1877 году принадлежит американскому астроному Асафу Холлу. Когда газеты сообщили об этом выдающемся событии, одна английская школьница предложила названия спутников. Она подумала, что богу воины Марсу вечно сопутствуют его мрачные тени — Страх и Ужас (по-древнегречески — Фобос и Деймос). Эти названия оказались на редкость удачными и закрепились за спутниками Красной планеты навсегда.

За 150 лет до этого Джонатан Свифт в романе «Путешествие Гулливера» рассказал об обнаружении астрономами Лапуты двух спутников, обращающихся вокруг Марса, причем внутренний спутник отстоит от центра Красной планеты на три ее диаметра, а внешний — на пять. Писатель почти точно угадал удаление Деймоса — он отстоит от центра планеты на три с половиной диаметра. Но это не внутренний спутник, как писал Свифт, а внешний. Внутренний — Фобос — удален от центра Марса на полтора его диаметра.

Пустотелый Фобос?

Асаф Холл. Ему принадлежит честь открытия спутников МарсаМарсианские «луны» сравнительно малы и поэтому не могли быть захвачены астероидами, прибуксировавшими их сюда. Тогда откуда они? Удивительна также почти круговая орбита спутников, лежащая примерно в экваториальной плоскости Марса. Как будто их запустили с экватора! На фотографиях Фобоса видны странные поверхностные образования — параллельные борозды шириной 100-200 метров и глубиной до 90 метров. А на Деймосе подобных образований не наблюдается!

В 1945 году американский астроном Шарплесс обнаружил в движении Фобоса незначительную, но важную особенность: он явно тормозился марсианской атмосферой! Специалистов это удивило, ибо атмосфера Марса слишком разрежена, чтобы оказывать заметное сопротивление спутнику.

В 1959 году член-корреспондент АН СССР астрофизик Иосиф Шкловский проанализировал это странное обстоятельство и доказал, что наблюдаемое торможение Фобоса возможно лишь при его необычайной легкости — не более тысячной доли грамма на кубический сантиметр! Но спутник размером 27 километров не может быть таким легким. Следовательно, он внутри... пустой! Но в этом случае с полной очевидностью напрашивался вывод о его искусственном происхождении! У Деймоса этой особенности нет.

Первые же фотографии Фобоса и Деймоса, увы, развеяли пленительную мечту: спутники оказались бесформенными каменистыми глыбами, изрытыми кратерами и трещинами. Правда, поражает воображение 10-километровый экваториальный кратер Стикни на Фобосе, названный именем жены первооткрывателя спутников Марса Асафа Холла. А может быть, кратер Стикни, срезавший на треть (!) «тело» спутника -вовсе и не кратер, а замаскированное реактивное сопло циклопического корабля марсиан?

Первый штурм Фобоса

Фобос и Деймос на орбите Марса. Компьютерная модель7 и 12 июля 1988 года с космодрома Байконур в сторону Марса стартовали российские межпланетные станции «Фобос-1» и «Фобос-2».

Дублирование проекта, казалось бы, гарантировало успех. Первая станция успела передать на Землю 140 рентгеновских изображений Солнца, до того никем не виданных. С этой станцией предстояло провести еще 35 сеансов связи, но... 1 сентября 1988 года станция «Фобос-1» замолчала! Неудачу объяснили ошибкой оператора, пропустившего букву в радиокоманде. Станция «поняла» ошибку по-своему и отключила систему ориентации! Но оставалась вторая станция — «Фобос-2», и она продолжала полет. На нее только и надеялись. Однако на ее борту не было рентгеновского телескопа и некоторых других приборов, стоявших на «Фобосе-1». И все же ученые рассчитывали на получение сведений о космической плазме вблизи Марса, о его радиационных поясах, об изменениях на поверхности планеты и в ее атмосфере, произошедших со времени предыдущей марсианской экспедиции. Но, конечно же, главной составляющей оставшейся части программы оставалась непосредственная встреча станции с Фобосом! Дело в том, что при этой встрече планировалось провести целую серию уникальных экспериментов — лазерное зондирование грунта, исследование его пучком ионов и даже сбрасывание на Фобос автоматических зондов...

Печальный финал

В конце января 1989 года станция «Фобос-2» достигла окрестностей Марса. Включились приборы и началось исследование марсианского спутника Фобос. Пришли его первые снимки, приборы начали зондаж атмосферы самого Марса, а навигационные системы настроились на постепенное сближение станции со спутником. 11 февраля прошла 30-минутная температурная съемка поверхности Марса, 21 февраля был осуществлен первый сеанс телевизионной съемки Фобоса, 28 февраля сеанс повторился — удалось получить 15 изображений спутника с расстояния 400 километров.

Российская межпланетная станция «Фобос-1»Как говорится, затаив дыхание, следили за станцией специалисты и разработчики, объединенные одним желанием — продлить это космическое патрулирование Марса и Фобоса на многие недели и даже месяцы! Тогда можно было бы смириться и с потерей дублера. Но... 27 марта 1989 года после очередного сеанса телевизионной съемки Фобоса радиосвязь со станцией «Фобос-2» угасла! Лихорадочные попытки восстановить связь не дали результата. Последние надежды испарились после заключения специалистов: «Станция «Фобос-2» пребывает в режиме неуправляемого вращения, а его «интеллектуальная начинка» в результате резкого падения температуры полностью вышла из строя».

Причины неудачи

Реакция «космических» руководителей на столь впечатляющий финал широко разрекламированной программы была,мягко говоря, неожиданной. Если ранее эта программа расписывалась ими исключительно розовыми красками, то теперь заговорили о «различных дефектах конструкции, заложенных генеральным подрядчиком», о «нерадивости поставщиков радиоаппаратуры» и т. д. А как честно признал руководитель программы академик Р. 3. Сагдеев, «он и его коллеги под грудой рутинных дел потеряли контроль за планированием в космонавтике»(!). Эту невеселую картину дополнили, по словам академика, «ненормальные отношения между Академией наук и космической промышленностью, а также психологическое давление извне, вынуждавшее руководителей программы сокращаться, конечно, за счет основательности подготовительных работ». Остается надеяться, что с учетом опыта первой попытки полета к Фобосу вторая попытка будет гораздо успешнее.

Геннадий ЛИСОВ