402 года назад состоялся один из крупнейших судов над ведьмами в Англии

426395 219571404855952 1123865778 n1

Если человека в средние века приводили на суд инквизиции, это обычно заканчивалось для него костром. Однако в истории осталось несколько громких случаев, когда и в самом деле торжествовало правосудие и обвиненного оправдывали. Часто также во имя Церкви, между прочим. История ведьм из Самлсбери как раз такой случай. Нам о нем хорошо известно из книги «Чудесное разоблачение ведьм в графстве Ланкашир» (The Wonderful Discoverie of Witches in the Countie of Lancashir), автор которой как раз был секретарем на том самом суде.

На рубеже 16-17 веков с религиозными взглядами в Англии все обстояло непросто. Недавняя Реформация расколола государство надвое: кто-то примкнул к новосформированной англиканской церкви, как того требовал закон, но кто-то остался католиком. Тяжелее всего пришлось католическим священникам, которым пришлось обратиться в бега. В 1603 году на трон взошел король Яков (James) I. Он сильно интересовался ведьмами и колдовством, поэтому поручил всем графствам собирать о них подобную информацию и проводить суды. Он сам частенько присутствовал на них, но в большинстве случаев находил обвинения примитивными, сам же указывал на их нелогичность, поэтому суды часто заканчивались оправдательным приговором.

Тем не менее местные графы и судьи были очень заняты производством новых дел, связанных с ведьмами. Они составляли списки тех, кто грубо нарушал закон — не ходил в церковь, например, — а также охотно принимали доносы от соседей друг на друга. Так, в 1612 году житель Халифакса обвинил девушку из деревни Фенс в том, что она навела на него порчу, когда он отказался продать ей булавки. Магистрат обвинил девушку в колдовстве (maleficium). Соседние магистраты в Ланкашире, прознав об этом случае, принялись усиленно наводить порядок в своих владениях.

19 августа 1612 года состоялся суд над тремя «ведьмами» из Самлсбери. Они обвинялись в «различных дьявольских и порочных практиках, называемых колдовством, зачарованием, ворожением и чародейством, по отношению к 14-летней Грейс Совербатс». Сама же Грейс выступала главным свидетелем обвинения. Две из трех обвиняемых ведьм, кстати, приходились ей тетей и бабушкой. Девушка с готовностью рассказала, что ведьмы годами преследовали ее и пытались утопить. Также они выпили кровь мальчика по соседству, отчего он скончался, а после похорон ведьмы выкопали его тело и съели. Было упомянуто, что тетя и бабушка посещали шабаши по вторникам и воскресеньям, а по ночам превращались в собак. Третья же ведьма обвинялась в том, что заставила сына уважаемого сэра Джона Саутворта уйти из отчего дома (на самом деле он ушел потому, что отец его остался католиком, а он решил переметнуться к англикацам).

Дальше началось самое интересное: большая часть участников суда поддержала обвинение, однако когда судья спросил ответа с обвиняемых, те бросились на колени и стали умолять его осмотреть Грейс. В этот момент свидетели обвинения отчего-то переругались между собой, а сама Грейс быстро сдала свою позицию и рассказала, что текст обвинения ей надиктовал монах-иезуит Кристофер Саутворт, дядя одной из обвиняемых, который в тот момент был в бегах, так как был католиком. Вконец растерявшийся суд спросил у обвиняемых, из-за чего на них могло посыпаться столько клеветы, на что они ответили, что, вероятно, это потому, что они ходят в англиканскую церковь.

В итоге женщин оправдали, благородный судья в 1616 году получил повышение, секретарь, записавший весь этот рассказ, в 1615 году был назначен смотрителем гончих короля Якова I, а тот самый сын, сбежавший из отчего дома, в конце концов получил этот дом по наследству. Таким образом история о ведьмах обернулась чуть ли не сказкой с хорошим концом. Историки считают, что Англия в этих делах стояла особняком: суды над колдунами в ней проходили как положено, поэтому за всю историю охоты на ведьм в 15-18 веках по обвинению в колдовстве казнены были менее пятисот женщин — в разы меньше, чем в Европе.