«Китайская» грамота

gr1Говорят, Лев Толстой, знавший несколько языков, под конец жизни решил выучить и японский, но бросил это занятие со словами: «То ли японский слишком сложен для меня, то ли я стар для японского».

Японский язык, безусловно, сложный: как говорят сами его носители, чтобы выучить английский или французский, нужно три года, чтобы выучить русский — 10 лет, а японский — 20. Я изучаю японский язык уже 21 год и до сих пор не могу сказать, что знаю его в совершенстве. Хотя начать говорить простыми предложениями можно уже через полгода. Гораздо сложнее дело обстоит с письменностью.

gr2Японцы в разговоре часто интересуются у иностранцев, могут ли те читать и писать наяпонском. Мне всегда казалось это странным: как можно говорить, но не уметь читать? Нонсенс! Но в отношении японского языка такое, как оказалось, возможно.

Считается, что японский не входит ни в одну языковую группу, что делает его уникальным.

Может показаться, что японский язык похож на китайский. Но это не так, хотя японцы и используют китайское иероглифическое письмо, в основу которого положены изображения, представляющие понятия-морфемы. То есть иероглиф «вода» (?) — это стилизованный рисунок воды, «рыба» (?) — изображение рыбы, «гора» (?) — горы, «луна» (?) — полумесяца, «рот» (?) — открытого рта, а цифры понятны без пояснений: —, =, Это простейшие иероглифы.

В японском языке около 7 тысяч иероглифов, однако далеко не все они используются. Еще недавно минимум, который должен знать выпускник школы, составлял 1945 иероглифов, а в 2010 году он был увеличен до 2136. Японцы, начавшие активно использовать компьютер, стали забывать иероглифы. То есть начертание-то они на письме узнают, а вот написать иероглиф способны не всегда.

Человеку, читающему иероглифический текст, порой даже не нужно его «читать» — он прекрасно поймет смысл, просто посмотрев на знаки. Именно поэтому японисты могут понимать смысл некоторых китайских текстов, а китаисты — японских. Как правило, это заголовки в газетах или лозунги на демонстрациях. Прочитать же японский текст, зная только китайский язык, и наоборот — невозможно. Японцы завершили процесс заимствования китайского письма приблизительно в VII веке. Китайский был языком просвещенной части общества, языком классических книг (а тексты тогда были исключительно китайские). Это как в среде русского дворянства было принято говорить и читать на французском.

До сих пор иероглифы по-японски называются «кандзи», то есть «китайское письмо». И это письмо нужно было интегрировать в японский язык. Так появилось первое отличие и сложность в изучении — вариации прочтения иероглифа. Другими словами, иероглиф сохранил китайское чтение, но к нему добавилось японское слово, которое он и должен был изображать.

Например, для обозначения человека был взят китайский иероглиф «жень» (?) — «человек». Таким образом, у него в японском языке появилось два прочтения: образовавшееся от китайского чтения «дзин» (или «нин») и собственно японское слово, обозначающее человека, — «хито».

Но возникли следующие проблемы — как различить на письме, по-китайски или по-японски читать иероглиф, а также как обозначать грамматические конструкции японского языка, отсутствующие в китайском? Поэтому около X века появились упрощенные иероглифы, кана, которые, в свою очередь, стали японской азбукой, существующей сейчас в двух видах — хирагана икатакана.

В японской азбуке 48 символов, обозначающих слоги. Основа — всего пять гласных звуков — «а», «и», «у», «э», «о». Все остальные символы обозначают слоги с этими звуками, кроме буквы «н». Даже слоги «ё», «я», «ю» имеют в себе эти гласные — «йо», «йа», «йу». В японском языке нет звука «л», вместо него употребляют «р».

Японцы, которые не выговаривают «л» (а таких большинство) в иностранных словах, за границей часто попадают в смешные ситуации, когда из-за замены «л» на «р» слово полностью меняет смысл.

Хирагана нужна для написания собственно японских слов, окончаний глаголов и формирования грамматической структуры фразы. Катакана — для написания заимствованных слов, а также иностранных имен и названий. Скажем, название журнала Discovery можно написать только катаканой — ?????? (дисукабари). Ни хираганой, ни тем более иероглифами его передать нельзя.

В китайском же языке будет другая сложность — какими именно иероглифами написать это слово, ведь в китайском нет азбуки, а есть только иероглифы с конкретным значением. Поэтому подобрать к иностранному слову китайские иероглифы, не исказив смысла, бывает довольно сложно.

Конечно, можно взять иероглифы, обозначающие слово «открытие» ?? что и соответствует слову Discovery, но название журнала уже не будет читаться как «Дискавери». Чтобы сохранить именно это чтение, нужно подобрать иероглифы с подходящим звучанием, конечный смысл которых может быть какой угодно. Перед пекинской Олимпиадой по всему Китаю была произведена унификация написания названий иностранных брендов, которые в разных районах страны выражались разными иероглифами (и, соответственно, имели разные значения).

Итак, японская азбука позволяет показать, как читаются те или иные иероглифы, на письме и обозначить грамматические конструкции. К примеру, если иероглиф ?(«большой») написан в составе слова с другим иероглифом, то читаться он будет как «дай». Если после него стоят значки азбуки ?? ? — то произноситься он будет как «оокий», и никак иначе, так как два значка за иероглифом — это и есть символы «ки-й», помогающие понять, как его читать.

gr3

Труднее запомнить иероглифы со многими прочтениями. Один из таких примеров — глагол «идти» (?). Его можно прочитать следующим образом: ко[:], гё[:], юку, ику, икареру, икасэру, око-нау, оконавареру, оконаваресасэру. В китайском языке прочтение всегда будет только одно. Но, как и в китайском, в японском есть слова одинаковые по звучанию, но разные по смыслу (по значению иероглифов). Например, слово «ками» может означать «волосы» (?), «бог» (?), «бумага» (?), «верх» (?). На слух их невозможно различить, и понять их помогают только контекст фразы и опыт переводчика. Важно иметь хороший слух, так как долгота звука в японском языке — настоящая мука для начинающих: японцы могут не понимать слово до тех пор, пока не произнесешь его с нужной продолжительностью гласного звука.

Кроме трудностей есть и приятные моменты, например отсутствие множественного числа и деления на настоящее и будущее время. Смысл понимается исключительно по контексту фразы. Тот же глагол «идти» в инфинитиве — ??(«ику») может означать «идти», «я иду», «мы идем», «я пойду», «мы пойдем». Наличие конкретных слов, обозначающих время, и местоимений поможет понять, о чем идет речь. Так что выразить целое предложение одним иероглифом можно, но с оговорками, ведь к иероглифу-глаголу нужно еще дописать его окончание.

Японский называют языком дьявола, так как, начав предложение с одним смыслом, можно его закончить совершенно с другим. Это происходит из-за того, что все глаголы идут в конце фразы. Поэтому изменять смысл фразы можно почти до бесконечности, все зависит оттого, как вы решили закончить свое предложение. Даже если вы завершили его так, как хотели, но по каким-то причинам передумали, достаточно начать следующее предложение со слова «сикаси» — «однако». И можно снова все перевернуть с ног на голову.

Еще одна особенность японского языка — наличие разных уровней вежливости, причем это различие настолько сильное, что «простой» язык и «императорский» — это, по сути, два разных языка, использующих свои слова и обороты. Хорошо, что грамматические конструкции остаются неизменными. В обычной жизни японцы используют так называемую нейтрально-вежливую форму — нечто среднее. Человек, выучивший только нейтрально-вежливую форму, не поймет разговора подростков, гангстеров или диалоги в театре кабуки. Получается, что язык придется учить всю жизнь. Но ведь это так интересно!

И да — «суси», а не «суши».

Кирилл САМУРСКИЙ