Льюис Кэрролл: гениальный чудак

kerollЕсть книги, цитаты из которых, оторвавшись от первоисточника, разлетаются по всему миру. Одна из таких нниг - «Алиса в стране чудес». Устную версию «Али­сы...» английский математик Чарльз Лютвидж Доджсон создал 4 июля 1862 года. А в июле 1865-го, всего через три года, Доджсон прославился на весь мир под псевдонимом Льюис Кэрролл.

Сказка для Алисы

...В тот день погода в окрестнос­тях Оксфорда была хмурой. Но это не помешало профессору математики Доджсону и его коллеге Робинсону Да-кворту отправиться в путешествие по Темзе. Покататься на лодке они взяли с собой Лорину. Алису и Эдит — дочерей мистера Генри Лидделла, ректора кол­леджа, в котором Доджсон и Дакворт работали. Просто плыть по Темзе де­вочкам вскоре стало скучно, и они поп­росили рассказать им сказку, на кото­рые их старший друг, Чарльз Доджсон, был большой мастер. «Пусть в сказке будет побольше путаницы», — попро­сила средняя из сестер, любимица до­ктора, Алиса. Тот задумался, а потом сказал, что отправит свою героиню... в страну чудес. Так Алиса, благодаря воображению Доджсона, упала в кро­личью нору и оказалась в подземном мире, где обитали странные существа, наделенные чертами хорошо знако­мых ей людей. В сказке Алиса встре­тилась с сестрами Лориной — в образе попугайчика Лори — и Эдит, превра­тившейся в орленка Эда, с Даквортом, еще в студенческие годы получившим прозвище Робин Гусь. В компанию по­пала и Мышь (гувернантка Лидделлов, мисс Прикетт, по прозвищу Колючка), и кошка Дина, и, конечно, сам Доджсон. Птица Додо — доктор собственной пер­соной. Это он, заикаясь от волнения, обычно представлялся так: «До-До... Доджсон». Да и многое другое в сказке было вполне узнаваемо.

Судьба рукописи

Приключения героини увлекли и самого профессора, а чуть позже, по просьбе Алисы, он записал сказку в тетрадь мелким каллиграфичес­ким почерком и проиллюстрировал тридцатью семью рисунками. На пос­леднюю страницу он приклеил фото­графию Алисы и в январе 1864 года подарил девочке рукописную повесть под названием «Приключения Алисы под землей».

Сестры Лидделл прочитали сказку, посмеялись и оставили самодельную книжку на журнальном столике. Имен­но там ее и увидел Генри Кингсли, брат известного писателя Чарлза Кингсли, навестивший однажды Лидделлов. Открыв тетрадку, он от нечего делать начал читать и не смог оторваться, пока не дочитал до конца. Сказка ему так понравилась, что он стал уговари­вать Доджсона издать ее. Тот долго не соглашался, но через три года после знаменательной поездки по реке героиня сказки получила в подарок пер­вый авторский экземпляр. На облож­ке книги «Алиса в стране чудес» стояло имя автора — Льюис Кэрролл.

А что стало с рукописным экземп­ляром? Он не пропал. Через тридцать лет после издания книги миссис Р.Г. Харгривз (она же Алиса Лидделл) про­дала рукопись на аукционе «Сотби», где ее купил американец A.C. Розен-бах за 15 400 фунтов стерлингов. Уже в XX веке тетрадь Доджсона была пе­рекуплена, подарена Великобритании и ныне хранится в Британском музее в Лондоне.

Математик или писатель?

Но почему автор «Алисы...» скрылся под псевдонимом? Оказывается, имя «Льюис Кэрролл» было придумано им намного раньше самой сказки, еще в ту пору, когда Доджсон начал писать юмористические стихи. Переделав свое имя, полученное при рождении (Чарльз Лютвидж), на латинский ма­нер (Каролюс Людовикус), он поме­нял имя и фамилию местами и вернул им английское звучание. Так возник Льюис Кэрролл. Вместо одного чело­века получилось два, причем совер­шенно разных, едва ли не антиподы. Один преподавал в колледже матема­тику, читая лекции, на которых мож­но было заснуть, другой же сочинил самую волшебную сказку на свете. Между прочим, Кэрролл пробовал пи­сать и другие литературные произве­дения, но они имели меньший успех. Не то что «Алиса...», от которой при­шла в восторг сама королева Викто­рия! Сказка ей так понравилась, что ее величество распорядилась доста­вить во дворец все книги писателя.

И была страшно удивлена и разоча­рована, когда на ее стол легли сугубо научные трактаты, автором которых был Чарльз Лютвидж Доджсон.

Но что же здесь удивительного? Ведь основной специальностью Кэр­ролла была математика! Окончив Оксфорд, он со временем получил приглашение занять должность про­фессора в одном из университетских колледжей. Ему пришлось выполнить условия, по которым он должен был принять сан священника и дать обет безбрачия — по давней традиции так поступали все преподаватели этого учебного заведения.

Достопримечательность» Оксфорда

Доктор Доджсон, которого сов­ременники считали эксцентричным чудаком, был одной из «достоприме­чательностей» Оксфорда. Профессор жил в небольшом, словно из сказки, доме с башенками и имел странную внешность. Один глаз у Доджсона был немного выше другого, один уголок рта поднят, а другой опущен. Кажется, Доджсон был левшой, но застав­лял себя писать правой рукой. Он был глух на одно ухо и сильно заикался. На людях появлялся непременно в ци­линдре и перчатках, как и полагается джентльмену.

Впрочем, доктора мало волновало, какое впечатление он производит на окружающих. Доджсон был очень за­нят и без конца что-нибудь изобретал: заменитель клея, шахматы для путе­шественников — с фигурами, не па­давшими с доски, приспособление для письма в темноте, игры в слова... Стра­дая бессонницей, профессор придумы­вал алгебраические и геометрические головоломки, вошедшие в его книгу под названием «Полуночные задачи, придуманные бессонными ночами».

Тайная страсть

Человек, предпочитавший одино­чество, совершавший дальние про­гулки, много рисовавший, в основном карандашом или углем, имел две тай­ные страсти, которые ему как священ­нослужителю приходилось скрывать. Это были театр и фотография. Сним­ки, сделанные Кэрроллом, считаются одними из лучших того времени. Это портреты поэта Уильямса Теннисона, художника Данте Габриела Россетти, актрисы Эллен Терри, физика Майкла Фарадея и... маленьких девочек — в непринужденных позах, со взрослым выражением лица. Нет, разумеется, на всем этом не было ни малейшего налета безнравственности! Речь идет о портретах child-friends, как Кэрролл называл своих маленьких подружек. К своим моделям Кэрролл относил­ся крайне деликатно, снимки делал с согласия родителей и обязательно в присутствии какой-нибудь дамы (матери, тетушки или гувернантки). И если верить самому Кэрроллу, то по отношению к этим девочкам он не испытывал никаких иных чувств, кроме тех, которые испытывает художник к своей модели.

После того как в 1938 году вышли «Психоаналитические заметки об Али­се в стране чудес и Льюисе Кэрролле» Пола Шилдера, в которых автор об­ращал внимание на то, что писателю нравились маленькие девочки, Кэр­ролла стали обвинять в определенных грехах. И публика с азартом бросилась перечитывать сказку, стараясь между строк найти «нечто эдакое». Начали поговаривать о том, что профессор математики предпочитает общество девочек общению со зрелыми женщинами. Хотя это вовсе не так. Он дру­жил со знаменитыми актрисами того времени Эллен Терри и Изой Боумен, художницей Гертрудой Томсон, чья се­рия рисунков «Страна фей» приводила Доджсона в восхищение. Все они оста­вили очень интересные воспоминания о Льюисе Кэрролле, каждая строчка которых дышит неподдельной любо­вью к автору «Алисы в стране чудес».

Жизнь по своим правилам

Несмотря на духовный сан, на вне­шнюю замкнутость, Чарльз Лютвидж Доджсон руководствовался в жизни своими собственными правилами и не старался жестко придерживаться общепринятых норм поведения. Имея личное суждение по всем вопросам, он выступал против тех из них, кото­рые казались ему нелепыми или неправильными. В частности, был лоялен в отношении всех религий, уважал чу­жие традиции, ходил в православную церковь, бывал в синагоге. И даже интересовался светской жизнью. При этом его мало беспокоило обществен­ное мнение, о чем свидетельствуют следующие строки из письма Доджсо­на к младшей сестре: «Ты не должна пугаться, когда обо мне говорят дур­но. Если о человеке говорят вообще, то кто-нибудь непременно скажет о нем дурно».

За всю свою жизнь Доджсон лишь раз выезжал за пределы Англии. Это было летом 1867 года, когда он вмес­те с Лидделлом отправился в Россию — весьма необычное по тем временам путешествие. Впечатления от поездки он кратко описал в своем «Русском дневнике».

Кэрролл вообще уезжал из дома довольно редко. Лишь иногда бывал в Лондоне, где продолжал так же вни­мательно следить за театральными постановками; каникулы же обычно проводил в Гилфорде, у сестер. Там он и умер 14 января 1898 года, не до­жив двух недель до своего 66-летия. Похоронен он на местном кладбище, над его могилой стоит простой белый крест. А на родине Кэрролла в деревне Дэрсбери (графство Чешир) в деревен­ской церкви можно увидеть необычный витраж. Когда не слишком яркое в тех краях солнце заглядывает через разноцветное окно, под солнечными лучами словно оживают Додо, стоящий рядом с Алисой, Белый Кролик, Шляп­ник, Мартовский Заяц, Чеширский Кот и другие персонажи бессмертной сказ­ки «Алиса в стране чудес».