Чудаки с мешками денег

bogachНе стоит утверждать, что среди богачей гораздо больше чудаков, чем среди бедных, но все же настоящими чемпионами по чудачествам являются именно богатые люди, ведь только они имеют достаточно средств, чтобы воплощать свои грандиозные причуды в жизнь.

Миллионер, одержимый башнями

Говорят, что большие деньги буквально сводят людей с ума. Это спорное утверждение, однако, некоторым представителям человечества они позволили прослыть большими чудаками, а то и безумцами. Среди таких чудаковатых богачей было немало английских аристократов, которые обычно не обращали никакого внимания на общественное мнение и, воплощая в жизнь свои причуды, поступали так, как им заблагорассудится.

Уильям Бикфорд стал миллионером, унаследовав после смерти отца более миллиона фунтов стерлингов, обширные землевладения в Англии и плантации сахарного тростника на Ямайке. Молодой наследник не стал утруждать себя попытками приумножить капитал, его годовой доход и так составлял более 100 тысяч фунтов, поэтому он предпочел жить в свое удовольствие.

Сначала Бикфорд решил написать роман, был он человек талантливый, но нетерпеливый, закончить книгу Уильям взялся всего за несколько дней. «Я по три дня и три ночи не снимал одежду. Такие усилия делали меня больным», — рассказывал потом он своим друзьям. После окончания романа молодой миллионер направился путешествовать по Европе. Особенное впечатление в этой длительной и насыщенной самыми различными достопримечательностями поездке на него произвели гигантские шпили на церквях в Испании и Португалии.

После поездки в Европу Бикфорд надумал завести семью, но его женитьба оказалась неудачной, и в 1795 году он уединился в своем родовом поместье. Именно тут он вспомнил о так поразивших его европейских шпилях, и решил, что он построит в своем Фонтхилле монастырь с огромным шпилем, которому не будет равных в Англии. Своим знакомым он хвастался, что он станет хозяином самого высокого частного владения во всей Британии.

Очень быстро шпили стали для Бикфорда настоящей навязчивой идеей. Сначала он решил соорудить вокруг поместья стену длиной в 7 миль и высотой в 12 футов, чтобы защитить стройку от любопытных глаз. После окончания стены началось возведение самого монументального сооружения. Возможно, Бикфорду на самом деле удалось бы построить что-то замечательное, но препятствием к этому стал его нетерпеливый характер.

Когда Уильям увидел, какой котлован собираются вырыть строители, и узнал, сколько на это потребуется времени, он пришел в ужас. Несмотря на возражения строителей, Бикфорд распорядился сделать котлован размерами поменьше. Ему так хотелось поскорее увидеть в своем поместье высоченный шпиль, что для ускорения строительства он распорядился вместо камня и кирпича использовать цемент и дерево.

500 строителей и разнорабочих работали в три смены и днем и ночью. Миллионер с нетерпением расхаживал вокруг стройки, ему все время казалось, что возведение шпиля идет черепашьими темпами. Для ускорения «процесса» он переманил более высокой оплатой еще 450 рабочих, которые в то время занимались возведением часовни св. Джорджа в Виндзоре. Пытаясь воодушевить свою рабочую силу на более производительный труд, Бикфорд приказал регулярно снабжать строителей пивом.

Дело на самом деле пошло веселей: полупьяные строители не обращали уже особого внимания на качество, а делали упор на скорость. Несмотря на все ухищрения Бикфорда ускорить строительство, на возведение шпиля все же ушло шесть лет. Наконец настал прекрасный момент, когда прекрасный шпиль высотой в 90 метров взмыл в небо над поместьем Бикфорда. Увы, он недолго радовал миллионера, при первом порыве ветра шпиль переломился пополам и рухнул на землю...

Как говорится, первый блин комом, поэтому любитель шпилей, у которого было достаточно денег для воплощения в жизнь своих сумасбродных желаний, недолго раздумывая, затеял новое строительство. У Бикфорда все же хватило ума учесть свои ошибки, и на этот раз при возведении шпиля для большей прочности использовали камни и кирпич.

Пока шло строительство, миллионер жил в своем поместье уединенной жизнью всего с одним слугой, карликом-испанцем. Он был уже далеко не тем человеком, который когда-то вознамерился удивить Англию самым высоким шпилем, прошедшие годы явно сказались на его психическом здоровье. Каждый день он приказывал накрывать стол к ужину на 12 персон, причем и еда готовилась тоже на 12 человек, при этом к нему никто никогда не приходил...

Через семь лет новый шпиль был почти закончен, встретить Рождество миллионер — «строитель» решил в новой монастырской столовой. В огромном помещении зажгли свечи, стол украсили изысканные блюда, ужин прошел весьма торжественно, однако его окончание было омрачено жутким грохотом. Это бесславно рухнуло новое сооружение Бикфорда.

Видимо, поместье постоянно напоминало Бикфорду об его рухнувших замыслах, поэтому он перебрался в другое место. Однако в новом поместье ему чего-то явно не хватало, миллионер маялся, маялся, пока не понял — ему нужна новая башня... Опять началось строительство, вскоре башня была построена. На этот раз она была высотой всего 40 метров, третье сооружение Бикфорда не рухнуло и пережило своего владельца, башня стоит до сих пор. Умер этот чудаковатый богач в 1944 году в возрасте 84 лет.

Подземное царство английского герцога

Портлендский герцог Уильям Джон Кавендиш Бентик Скотт настолько не любил человечество, что в буквальном смысле зарылся от него под землю... Родился этот необычный человек в 1800 году. Доподлинно не известно, откуда у него появилось это явное отвращение к себе подобным, может, в детстве его напугал пьяный садовник или он стал свидетелем сексуальных утех взрослых, во всяком случае, наследник немалого состояния вырос весьма нелюдимым.

Взрослая жизнь только укрепила его буквально маниакальную непереносимость рода человеческого. Отвратительные рожи пьяниц и бродяг, настырные наскоки нищих попрошаек, призывные взгляды продажных женщин — все это он просто не хотел видеть и скрылся от человечества под землей. Имея значительные средства, герцог по своему проекту построил себе роскошные подземные апартаменты прямо под родовым замком.

В подземном дворце аристократа было все необходимое для его весьма комфортной жизни: большой зал с камином, столовая, огромная библиотека, бильярдная и ряд других помещений. Это подземное царство постоянно росло и совершенствовалось, прокладывались новые тоннели, их общая протяженность составила около 15 миль. Причем сооружения были настолько масштабными, что герцог мог разъезжать по своим тоннелям на автомобиле.

Тоннели связывали между собой не только отдельные помещения этого странного аристократа, но даже соединяли его подземное царство с железнодорожной станцией... Герцог мог практически сразу из подземелья попасть на поезд и совершить поездку в Лондон, не соприкасаясь при этом с людьми, которых он маниакально не переносил. Конечно, подземному аристократу приходилось все же держать слуг, но его обслуживание было поставлено так, что и их он почти не видел. Кроме того, в апартаменты герцога допускались только те слуги, которые прослужили у него не одно десятилетие.

С годами отвращение к людям у герцога только усиливалось, дошло до того, что он даже приказал снять со стен своих залов портреты предков. Аристократ не только годами не видел новых людей, но и избегал встреч со старыми знакомыми. Несмотря на свой подземный не очень здоровый образ жизни, герцог прожил 8о лет и умер в 1880 году. Только после его смерти наследники узнали о существовании столь значительного и комфортабельного подземелья. Похоронили герцога все же среди людей — на кладбище в северном Лондоне.

Лом — «водяной»

До определенного времени лорд Рокби, который получил титул после смерти своего дяди, являл собой образец респектабельности и вел такую же жизнь, как и многие другие аристократы Кента. Сгубила лорда поездка на море, которая буквально превратила его в настоящего человека-амфибию. Может, на самом деле, как предполагают некоторые ученые, человек произошел от неких водных приматов, и в Рокби проснулась некая генетическая память, которая и утянула аристократа в воду?

Рокби стал проводить в воде так много времени, что слугам с большим трудом удавалось извлекать его на сушу. Вскоре на участке песчаного пляжа в трех милях от его дома лорд построил себе другие апартаменты и стал проводить в воде столько времени, что иногда просто терял сознание от усталости, и несчастным слугам приходилось срочно лезть в воду и его спасать.

Однако шло время, и вскоре лорд стал себя чувствовать как рыба в воде. Если на море штормило, он часами плавал в специально построенном собственном крытом бассейне. В воде лорд и ел, и даже иногда умудрялся... спать. Семья лорда была просто в шоке от его чудачеств, близкие аристократа особенно боялись, что когда-нибудь кто-то увидит, как Рокби жадно поедает в воде жареную телячью ногу.

Лорд стал выглядеть как настоящий водяной, он отрастил себе пышную бороду до пояса и, конечно, утратил облик образцового английского джентльмена. Он перестал респектабельно выглядеть и ходил по пляжу в простой крестьянской одежде, правда при этом за ним всегда следовала карета, слуги в которой отличались весьма роскошными одеяниями.

Находясь на суше, Рокби жаловался, что быстро засохнет без воды. Чтобы этого не произошло, он приказал на всех дорожках и тропинках устроить фонтанчики, из которых лорд с удовольствием пил, передвигаясь в ставшей для него аномальной среде. Видимо, водный образ жизни благоприятно сказался на здоровье лорда — он смог прожить 88 лет.

Зимняя спячка аристократа-лежебоки

Молодая жена-американка лорда Норта никак не ожидала, что ей достанется настолько чудаковатый муж, тем более что до свадьбы и даже после нее он выглядел вполне нормальным. Обвенчавшись, молодая пара прекрасно провела медовый месяц на яхте в Карибском море. Ничто не предвещало «сюрприза», который ожидал супругу лорда осенью.

Когда в октябре молодожены вернулись в Англию, в первый же день вечером лорд поцеловал жену и сказал, что отправляется в свою спальню. В этом не было ничего странного, но утром лорд не появился к завтраку. Обеспокоенная супруга направилась к нему в спальню, но камердинер неожиданно не пустил ее к мужу. Он буквально ошеломил ее заявлением, что лорд с октября всегда впадает в зимнюю спячку и в этот период почти не встает с кровати и вообще не выходит из спальни...

Все еще не веря словам слуги, считая это каким-то невероятным розыгрышем, ошеломленная супруга все же спросила, как долго продолжается эта зимняя спячка. Камердинер невозмутимо ответил: «До 22 марта — пока весна не войдет в силу».... Он еще раз заверил женщину, что лорд Норт очень не любит холода и предпочитает зимнее время проводить в кровати.

В этот момент подошла служанка с подносом полным еды, и камердинер пропустил ее в спальню лорда. Леди Норт воспользовалась этим и заглянула в спальню. Все помещение было заставлено обеденными столиками, лорд на самом деле лежал в кровати, он сказал служанке, что обед, как обычно, будет в шестнадцать и он на нем все же будет присутствовать.

Тут лорд повернул голову и увидел круглые от изумления глаза супруги. Залегший в спячку аристократ снизошел до некоторых объяснений, он сказал жене: «Видишь ли, дорогая, с тех пор, как мой предок потерял американские колонии, Норты с октября по март не должны покидать кровать. Но если бы предок не спал так крепко, то мы смогли бы призвать вас, янки, к порядку, вместо того чтобы жениться на вас. И тогда мне не пришлось бы так надолго выключаться из жизни»....

История умалчивает, как сложилась дальнейшая жизнь супругов: стала ли жена-американка тоже впадать в спячку или сумела вывести из нее своего супруга, или, не выдержав такого чудака, сбежала обратно в Штаты.

Большие любители животных

Если «подземный» герцог Уильям Джон Кавен-диш Бентик Скотт не любил общество и старался жить в полном уединении, то Фрэнсис Генри Эгертон, граф Бриджуотерский, общество, наоборот, любил, правда, четвероногое... Этот чудак предпочитал обществу женщин, родственников, друзей и соседей, короче — всем двуногим, компанию своих собак...

Граф настолько обожал своих четвероногих любимцев, что даже заказал всем им дорогие кожаные башмачки, чтобы сберечь их лапки. Кстати, помимо собак, обувь была его второй и гораздо более тайной страстью. Ежедневно он приобретал себе по новой паре башмаков; снимая их на ночь, он, любовно поглаживая обновку, ставил их в обувную шеренгу вдоль стены, которую использовал в качестве своеобразного календаря.

Все же собаки были главной страстью графа, он считал их своими самыми преданными друзьями. Ежедневно Фрэнсис Эгертон совершал прогулку в своем экипаже, причем брал с собой около полдюжины псов. Вечером в огромном зале проходил традиционный ужин. За огромным столом, сервированным на двенадцать персон, восседал граф Бриджуотерский, двери в зал открывались, и слуги торжественно вводили в помещение собак с повязанными на шеях хрустящими белыми салфетками.

Собаки привычно вскакивали на стулья, за каждым из которых стоял слуга, обслуживающий четвероногого едока. Они с удовольствием поглощали различные яства с тарелок из фамильного сервиза. Граф с любовью поглядывал на своих четвероногих друзей, развлекал их беседой, словно они были не собаками, а людьми. Конечно, многие осуждали подобные чудачества, однако граф всем критикам отвечал, что его собаки своим поведением могут быть достойным примером для иных джентльменов. Соседи графа только разводили руками, в Париже, где граф прожил много лет, такой «охотничий образ жизни» явно был в диковинку.

Если граф Бриджуотерский делил свое общество только с собаками, то барон Ротшильд не чурался и людей, хотя самые различные животные населяли его роскошный дворец в Бэкингем-шире. К ним здесь относились с почтением и любовью, и даже катали в просторном экипаже по городу. Живность прилично кормили, за ней ухаживали, ее лелеяли.

Гостей барона в его дворце ожидало много экзотики. Начиналось все с медведя-швейцара, который шаловливо шлепал всех приглашенных во дворец дам ниже талии... Внутри надо было держать ухо востро, все балюстрады были увиты змеями, то и дело кто-то пробегал, проползал или пролетал. Попугай вполне мог приземлиться на голову даме и испортить ей шляпку или прическу.

Особенно стал знаменит официальный прием в честь лорда Солсбери в 1890 году. На прием к барону пришли двенадцать гостей, их усадили за длинныи стол, причем рядом с каждым из них оказался пустой стул. Все рассудили, что пустые места оставлены для гостей, которые придут на обед немного попозже. Однако вдруг произошло неожиданное, дверь открылась, и в зал вошли двенадцать наряженных во фраки и платья обезьян, которые приблизились к столу и заняли все свободные стулья...

Чудаковатые богачи измельчали?

Вы узнали, пожалуй, о наиболее классических примерах богачей-чудаков. Увы, вполне можно сказать, что среди современных толстосумов настоящие чудаки перевелись. Мои попытки найти какие-нибудь примеры, противоречащие этому утверждению, почти окончились провалом.

Недавно Forbes перечислил самые необычные хобби миллионеров. Например, известный представитель клана Рокфеллеров Дэвид коллекционирует жуков. В любой поездке в его кармане всегда находится контейнер, куда он может пристроить случайно попавшее ему на глаза необычное насекомое. Богачу-коллекционеру даже удалось открыть некое жесткокрылое, которому присвоено имя Рокфеллеров — Diplotaxis rockefelleri. Этот экземпляр, как и вся коллекция жуков, завещан зоологическому музею Гарвардского университета.

Среди лиц, перечисленных Forbes, двоих, пожалуй, все же можно отнести к славному племени чудаков. Это банкир Клемми Дайксон Спэнглер и миллиардер Гордон Гетти. Первый любит чинить старинные часы и занимается этим уже 45 лет.

Спэнглер говорит, что компания старинных механических часов для него предпочтительнее, чем общение с непостоянными и непредсказуемыми людьми. Чтобы иметь возможность постоянно заниматься любимым делом, миллиардер даже открыл мастерскую по ремонту старинных часов. Что же касается Гордона Гетти, то он бросил нефтяной бизнес, чтобы посвятить все свое время сочинению опер.

Если вспомнить о других чудачествах богачей, то они как-то мелковаты, хотя и обходятся порой в немалые суммы. Например, самой причудливой покупкой 2010 года назвали приобретение Стенли Хо, владельца казино в Макао, который купил два гриба-трюфеля за 330 тысяч долларов. Грибы были полностью непригодны для кулинарных целей. Зачем же он их купил? На этот вопрос Стенли ответил: «Надо почесать затылок».

А один из богатейших людей планеты шейх Хамад Бин Хамдан аль-Нахайян родом из правящей династии Абу-Даби необычным способом увековечил свое имя. Его выложили километровыми буквами на принадлежащем ему острове Аль-Футаиси. Теперь имя шейха можно увидеть даже из космоса. Этому же шейху принадлежит коллекция из 200 автомобилей, которые окрашены во все цвета радуги. В ней есть настолько огромный грузовик, что в его кабине размещаются четыре спальни. Можно ли назвать этого шейха чудаком? Честно сказать, как-то язык не поворачивается, ну разве можно его сравнить с Уильямом Бикфордом или лордом Рокби? Нет, все же перевелись среди богачей настоящие чудаки!

Андрей Сидоренко