Путешествие за мамонтом

Осенью 1806 года в Петербург въехали забрызганные грязью повозки. Около трех месяцев тащились они через всю Россию, с востока на запад. Поклажей их были кости скелета диковинного животного. Их вез в Академию наук молодой ученый Михаил Иванович Адаме.

Неожиданное решение

Адаме был сыном обрусевшего немца. Родился он в Москве в 1780 году и там же окончил университет. Ему едва исполнилось двадцать лет, когда он попал в научную экспедицию по Кавказу. За три года путешествия Адаме прошел по горам сотни километров, описал пятьдесят новых видов растений и несколько видов жуков. Он стал адъюнктом (теперь мы бы сказали доцентом) Российской академии наук.

Весной 1805 года готовилось к отъезду из Петербурга в Китай «чрезвычайное посольство». Возглавлял его граф Ю.А. Головкин. К дипломатам должны были присоединиться ученые, в их числе в качестве ботаника и зоолога Михаил Адаме. Посольство из-за разногласий с китайским правительством в Поднебесную не попало, и граф Головкин, добравшись лишь до Угры, в Монголии, повернул с дипломатами назад.

Оказавшись в Иркутске, Адаме пришел к мысли, что для науки он сделает куда больше, если отправится не на восток, как планировалось, а на север, по реке Лене до Якутска и далее.

С- просьбой совершить такое путешествие он обратился к графу Головкину. Разрешение было дано, и Адаме отправился в путь, чтобы осмотреть места, заслуживающие, как он писал, «немалое уважение».

Спустя неделю петербургский ученый достиг Якутска и там от городского головы Попова узнал, что «на берегах Ледовитого моря, при устье Лены, найдено животное необыкновенной величины, у которого сохранились еще мясо, кожа и волосы».

Находка охотника Шумахова

Останки зверя, гигантского мамонта, были найдены на Быковском мысу, полуострове, расположенном севернее нынешнего порта Тикси. Произошло это за семь лет до приезда Адамса в Якутск. Попов сам видел труп мамонта, лежащий на боку, наполовину зарытый в землю.

Неожиданная новость настолько взволновала Адамса, что он готов был хоть завтра отправиться к мамонту. «Я желал, — писал он позже, — сколько возможно скорее спасти сии драгоценные остатки; которые очень легко могли истребиться». 7 июня 1806 года на небольшом паруснике Михаил Адаме отбыл из Якутска.

Первооткрывателем останков мамонта был тунгус-охотник Осип Шумахов. В сентябре 1799 года, плывя на лодке, он заметил на берегу Быковской протоки странный предмет, черневший на скале. Предмет был похож на «безобразный чурбан».

Шумахов направил свой утлый челн к берегу, взобрался на высокий обрыв, но, как ни старался, подойти ближе к своей находке не смог. Лишь три года спустя, вновь посетив таинственное место, охотник понял, что скрывается в заледенелой скале. Летнее солнце растопило лед, и на свет божий показались могучий бивень и темно-серый бок необычайно крупного мамонта.

Со дня последнего посещения Шумаховым Быковского мыса прошло уже более трех лет. Лед вокруг останков мамонта совсем растаял, и туша доисторического животного под действием собственной тяжести сползла вниз, на песчаную отмель. Шумахов отрезал бивни мамонта, отвез их в Якутск и продал местному богатому купцу Роману Болтунову за 50 рублей — деньги по тому времени немалые.

«Я овладел сокровищем»

И вот теперь к останкам мамонта спешил зоолог из Петербурга. Адамса сопровождали Осип Шумахов, купец и промышленник Бельков, хорошо знавший эти края, егерь, три казака и десять тунгусов, нанятых Адамсом в качестве рабочих. Оленьи упряжки двигались по тундре, изрезанной бесчисленными речками и усыпанной сотнями озер. Не без приключений добрались наконец до желанного места. Палатки разбили невдалеке от мамонта, лежавшего в полусотне метров от моря.

Это был старый самец, умерший в возрасте 65 — 70 лет почти 36 тысяч лет назад. По измерениям Адамса, высота мамонта достигала трех метров. На шее у него сохранилась грива. Высохшая кожа частично покрывала огромную голову. Сохранились также высохшие глаза (в левом — даже зрачок), остатки мозга и левое ухо. Хобот, одна передняя нога и хвост отсутствовали.

Время сберегло кожу на том боку, на котором мамонт лежал — темно-серую, покрытую рыжеватой шерстью. Адаме велел бережно снять шкуру. Она оказалась столь тяжелой, что десять человек с трудом приподняли ее и донесли до берега для просушки.

Адаме сам обшарил близлежащую местность и нашел еще несколько костей мамонта, обглоданных хищниками. Из воды и земли удалось извлечь больше пуда рыжеватой шерсти.

Михаил Адаме мог быть доволен результатами обследования находки. Все кости скелета, тщательно очищенные, уложили в ящики. Ученый с удовлетворением вспоминал: «Через несколько дней работа кончилась, и я овладел сокровищем, которое совершенно на-граждало за труды и опасности, соединенные с сим предприятием, и даже за издержки, которых оно требовало».

Купить — не купить?

В губе Буор-Хая, недалеко от Быковского полуострова, Адамса ждало судно, принявшее тяжелые ящики с костями. По Лене необыкновенный груз был переправлен в Якутск, а затем на перекладных — в Петербург. В Якутске Адамсу удалось выкупить бивни мамонта, проданные ранее купцу Болтунову, и присоединить их к скелету. Журнал «Вестник Европы» писал в августе 1807 года: «Господин Адаме, коллежский асессор и адъюнкт Академии наук, привез в С. -Петербург мамонтов труп, найденный им на берегу Ледовитого океана, близ устья Лены».

Чудо-находка вызвала у петербургских академиков большой интерес. Особая ученая комиссия настаивала на том, чтобы приобрести скелет мамонта для Кунсткамеры, оплатив Адамсу расходы по доставке столь ценного экспоната на берега Невы. Однако для этого требовалось более 8 тысяч рублей!

Дебаты купить — не купить продолжались долго. Закончились они распоряжением Александра I приобрести скелет для музея Академии наук. Через много лет скелет мамонта перевезли в открывшийся в Петербурге Зоологический музей, где он находится до сих пор.

Непреоборимая страсть

Вскоре после передачи скелета мамонта Академии наук Михаил Иванович узнал, что должен ехать на службу в Москву, в тамошний университет. Известие это несказанно огорчило его. Он чувствовал и понимал, что никогда уже не сможет отправиться в новую экспедицию на Север и что не суждено ему удовлетворить свою «непреоборимую страсть к путешествиям».

В 1809 году Адаме обратился к царю и министру просвещения с письмом, в котором изложил план экспедиции на Ляховские острова (группа в архипелаге Новосибирских островов). Адаме надеялся, что именно в тех местах удастся ему отыскать «отечество, может быть, и поныне там обитающих мамонтов». Для получения же средств на проведение экспедиции он предлагал устроить платные показы скелета мамонта в крупных городах России.

Увы, никто не заинтересовался планом Адамса. Он уехал в Москву и стал профессором университета, а потом — и Медико-хирургической академии. За научные заслуги Михаил Иванович был избран почетным членом Российской академии наук, а также членом пяти зарубежных научных обществ. Его именем названы несколько видов растений. Умер Михаил Иванович Адаме в Москве 1 марта (по старому стилю) 1836 года, в возрасте 56 лет.

После Адамса на территории нашей страны были обнаружены еще несколько мамонтовых останков. Но ценность мамонта Адамса — особая: он был самым первым из найденных реликтовых животных и самым крупным.

Геннадий ЧЕРНЕНКО