Агрессия как характеристика общества

Как и почему в обществе возникает агрессия? Какую роль при ее формировании играют воспитание и уровень благосостояния общества? Почему «градус» агрессии растет, и возможно ли с этим бороться? Ведущий специалист в области изучения преступности, российский первопроходец в исследовании психологии агрессии, интолерантности и девиантного поведения Сергей Николаевич Ениколопов считает, что бороться не только можно,но и необходимо.

Как возникает агрессия

Рост агрессии наблюдается не только у нас в стране, но и по всему миру. Правда, в России он идет более быстрыми темпами и в больших масштабах, чем где бы то ни было. Причин тому много, и все они сегодня исследуются и изучаются специалистами. Если говорить об основной модели, то агрессия — лучший способ реагирования на угрозу физическому, психическому и социальному «я». Часто человек выучивает такую форму поведения как способ решения массы других проблем. Например, он может просто не знать, как иначе привлечь к себе внимание. Агрессия возникает даже тогда, когда мы ее вроде бы не замечаем, не придаем ей должного значения. Например, мальчик бьет по портфелю девочки: со стороны это кажется агрессивным поведением, но на самом деле это попытка обратить на себя ее внимание. Изначально здесь большое значение имеет воспитание. Часто родители наказывают ребенка: у них нет другого способа решения школьных проблем сына. Это не всегда означает, что ребенок воспринимает подобные действия как угрожающие его существованию. В результате мы получаем внушенную ему с детства форму поведения в разных ситуациях. Если принимать во внимание реальную угрозу, то на нее могут быть другие реакции: бегство, атака или просто ступор. Атака — это и есть агрессия, когда по определению наносят вред какому-либо объекту. С развитием культуры мы расширили возможные атакуемые области. Сегодня необязательно уничтожать сам объект, можно уничтожить лишь его символ. Часто агрессия между государствами проявляется именно в таких символических действиях.

Уделять внимание непосредственно угрозам очень важно. В современном обществе человек переживает огромное их количество, в том числе и те, с которыми он раньше не сталкивался. Он не знает, как на них реагировать. Но самое главное, что многие виды угроз, которые политологи, социологи, психологи считают достаточно далекими, опосредованными, начинают восприниматься как прямые. Например, глобализация может восприниматься как угроза потери национальной идентичности. Как следствие — потеря идентичности личной. Для человека, позиционировавшего себя всю жизнь как принадлежащего к какому-либо этносу, это страшно. Сюда стоит добавить и постепенную утрату национальных традиций. Есть вещи, которые люди напрямую не переживают, но подсознательно увиденное прокручивается у них в голове. Например, когда на уличных вывесках они видят сплошь иностранные слова, у них возникает ощущение, что им что-то угро-жает. В маленьком городе они видят то же самое, что и в мегаполисе. Приезжают в другую страну и замечают там то же, что и в родном городе. Это вопрос общечеловеческого менталитета. Независимо от того, где человек родился, он будет чувствовать одно и то же. Он бессознательно начнет переживать угрозу своему «я» и своей идентичности.

Не менее важный аспект, связанный с причинами возникновения агрессии, — потеря самых разноплановых базовых ориентиров. Это постепенный процесс. Человек не переживает за саму глобализацию или, например, урбанизацию, он пытается понять, как жить в новых условиях. На наших глазах происходит огромное количество изменений в морально-ценностной сфере. Полностью рушится старая система семейных отношений. Люди переезжают в большой город, между родственниками возникает разобщенность. Исчезает «вертикальная» семья, на ее месте появляется «горизонтальная». Все это заставляет человека задуматься о ценностях, не принимая на веру традиции, которые уже не помогают сориентироваться в том, как жить в новом мире. Перед нами — огромное количество возможностей выбора.

Кроме того, добавляются и социальные проблемы, появляется целый пласт людей, осознающих, что мир несправедлив, итак же как вXIX в., они готовы бросать бомбы, идти в анархисты и т.д. Урбанизация привела нас не только к изменению семейных ценностей, но и к анонимности. Человек перестает ощущать себя подконтрольным со стороны общества. Зато на смену приходит контроль со стороны государства. Объект агрессии и терроризма, которым ранее был, например, царь, сегодня стал абстрактным, «размытым». Теперь исчез персонифицированный источник зла. Человек, который не может вынести большого количества проблем и не может найти их источник, способен увидеть его в любом другом месте.

Смена ориентиров

Есть другая, не менее важная сторона вопроса. Большая часть людей, несмотря на потерю ориентиров, не становятся убийцами. Что же их удерживает?

Кризисная ситуация у нас в стране спровоцирована еще и тем, что произошла полная потеря идеологических ориентиров. Для большого числа людей не возникло никакой замены коммунистической идеологии. И вот идея, что угроза где-то есть, заставляет человека искать врага либо вовне, либо в самом себе. Об этом говорил еще Камю в одном из своих произведений: «Нет меня— нет проблем. Мир несовершенен, я приговариваю его к высшей мере», т.е. в таком случае объект — конкретный или абстрактный — найден. Он может быть и внутри самого человека. Другая же сторона агрессии — депрессия.

Сегодня достаточно распространено такое понятие, как депрессивный реализм. Оно обозначает психопатологический феномен, когда человек, находящийся на начальной степени депрессии, способен давать довольно объективные оценки или прогнозы. При этом он не переоценивает ни самого себя, ни свои способности. Но он практически перестает радоваться жизни. Неудачно сдал экзамен — у него депрессия, неудачно прошло свидание — опять депрессия. Часто окружающие как бы навязывают такое состояние. И порой мы уже не в силах самостоятельно из него выбраться. Нужна помощь квалифицированного специалиста. Может, в этот момент стоит задуматься, решить определенную личную проблему, и депрессия не будет нарастать подобно снежному кому.

dinamika

Важную роль играет стрессоустойчивость. Устойчивость по отношению ко всем тем неприятностям и неопределенностям, которые нас окружают. Уровень ее понижается. В прежнем мире человек знал, что есть четкие правила, в современном разрыв между ценностями роскошной жизни общества потребителей и их воплощением все увеличивается, и не каждый толерантен по отношению к неопределенности.

Возможные решения проблемы

Средства для того, чтобы снизить агрессию, существуют. Это должна быть постепенная и очень разноплановая работа. Мы можем по-разному относиться к тому, как освещаются спортивные достижения. Но на самом деле мы просто не понимаем, что они помогают огромному количеству людей преодолеть чувство неполноценности и страха. Не случайно, когда команда ФРГ в 1954 г. стала чемпионом мира по футболу, в стране был национальный праздник, наблюдался рост патриотизма. Людям казалось, что жизнь опять налаживается. Когда празднуется победа в каком-нибудь матче, огромному количеству людей это крайне важно. Проблемы, связанные с агрессией, можно решать только поступательно. Телевидение должно умерить стремление показывать насилие в том объеме, в котором оно это делает, и научиться рассказывать о новых терактах. А они будут, их нельзя избежать, так устроен мир. Понятно, что теракт в Бангладеш на нас воздействует меньше, чем в Москве, но он все равно оказывает определенное влияние. Более всего мы чувствительны к событиям, происходящим в непосредственной близости, но о них нужно уметь рассказывать и грамотно их показывать.

Отчего люди так нервничают? Во-первых, они не знают, кто совершил теракт. Потом им сообщают, что это некий «игрек»; как следствие, люди начинают бояться «игреков», что непременно сказывается на их поведении. Полиция в данных обстоятельствах должна работать и выполнять свою работу так, чтобы мы не боялись их больше, чем террористов. Когда нам говорится о каких-то семейных проблемах, то тоже нужно понимать, что семья может воспроизводить насилие и на это нужно обратить внимание.

Помощь науки

Сегодня в области изучения агрессии в Центре психического здоровья в Москве ведется много различных исследований. Раньше у нас был только один термин «агрессия», считалось, что человек с высоким уровнем агрессии, не реализующейся по каким-то причинам, будет страдать психосоматическими заболеваниями. Сегодня, с ростом когнитивных наук, мы стали различать агрессию как поведенческую характеристику и враждебность как когнитивную структуру. Последние исследования специалистов Центра психического здоровья показывают, что при многих заболеваниях, как психосоматических (сахарный диабет, бронхиальная астма), так и психических (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз), враждебность играет очень важную роль. У таких людей она сильно превышает нормальный уровень. Однако чем дольше протекает болезнь, тем менее агрессивным становится больной. Агрессия для него— показатель неблагополучия, нестабильности «я»-концепции. Поясним на более простом примере. Человеку в переполненном автобусе необязательно чувствовать, что кто-то ему угрожает, никто из пассажиров ничего плохого не делает, но его агрессия при этом растет. Растет до определенного времени, после которого он, свыкнувшись с положением, постепенно начинает успокаиваться. То же самое при болезни: высокая температура, все раздражает, но проходит несколько дней, температура еще не спала, но уже становится легче — человек более или менее привыкает к своему состоянию. Инициальная стадия болезни всегда вызывает агрессию или хотя бы раздражение, это происходит при психических и психосоматических заболеваниях.

Сейчас данным направлением занимаются и в США, но они больше внимания уделяют больным с сердечнососудистыми заболеваниями и заболеваниями желудочно-кишечного тракта, т.е. психосоматикой. Клиническая психология — активное направление науки во всем мире.

Когнитивные науки и «примитивная» составляющая психики очень популярны. У нас подобные исследования ведутся только в Центре психического здоровья. Это важно не только для физического и психического здоровья, но и для изучения роли враждебности вгене-зе преступного, девиантного поведения, когда мир воспринимается таким, что его хочется и можно уничтожать. Мы провели исследования больных бронхиальной астмой, шизофренией и некоторыми другими психическими заболеваниями. Если мы теперь, получив результаты наших новых клинических исследований, поработаем с когнитивными схемами, подобные отклонения будут происходить гораздо реже.

Это прикладной результат исследования. Сегодня мы должны разрабатывать психотерапевтические программы, программы психологической помощи людям с высоким уровнем агрессивности. Научиться делать так, чтобы они не видели все враждебным и угрожающим. Есть эксперименты, которые показывают, что люди с высоким уровнем враждебности видят больше угрожающих стимулов при любой картине, в любой ситуации. И чем их больше, тем больше вероятности атаки и агрессии. Уменьшить количество воспринимаемых стимулов, сделать человека более реалистичным — вот первейшая задача нашего центра. Пока мы только изменили цели нашей работы. Раньше мы канализировали агрессию через различные символические и социально приемлемые формы, сейчас пытаемся изменить восприятие, оценку, переработку информации с тем, чтобы минимизировать негативные последствия.

Агрессия по определению не может полностью исчезнуть из общества. Это одна из его характеристик. Ее полное отсутствие было бы столь же симптоматично, как и превышение допустимого уровня. Поэтому идеальная ситуация — это некое сбалансированное состояние. У человека, осознавшего свою проблему, непременно должна быть возможность обратиться к специалисту. Причем очень важно, чтобы у нуждающегося в помощи был достаточно конкретный запрос или хотя бы осознание того, что ему нужна сторонняя помощь. Это уже шаг к решению психологической проблемы. Перед нами стоит задача не только лечить больных людей, но и формировать во всем обществе в целом определенные понятийные базы, представления о том, что такого рода помощь тоже возможна.

Подготовил Алексей Устинов