Робинзон Крузо В России?

Книга Даниеля Дефо «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка» вышла в свет 25 апреля 1719 года в Лондоне. С тех пор вот уже без малого 290 лет эта книга — самая популярная и самая издаваемая в мире. Трудно найти человека, который бы не знал о приключениях Робинзона на необитаемом острове. Но мало кому известно, что у знаменитого романа было продолжение, и даже не одно.


Знакомство с московитами

Роман о Робинзоне Крузо сразу же завоевал огромный успех. Более того, читатели не хотели прощаться с полюбившимся им героем. Тогда Даниэль Дефо быстро, за четыре месяца, написал еще одну книгу о приключениях Робинзона. Теперь Дефо отправил его вместе с верным Пятницей в долгое путешествие по четырем континентам. Нынешнему российскому читателю эта книга практически неизвестна.

В новом романе Робинзон рассказывал о том, как он побывал в Бразилии, посетил свой остров в устье реки Ориноко и как при нападении дикарей погиб Пятница. Дальше его путь лежал к югу Африки, к мысу Доброй Надежды. Затем он побывал на острове Мадагаскар, в Индии, на Филиппинах и в Китае.

Предприимчивый герой Даниэля Дефо времени зря не терял: по пути скупал драгоценности, мускатный орех и гвоздику — экзотические товары, намериваясь выгодно их продать. Он уже подумывал о возвращении на родину обратным морским путем, как один из его соотечественников-купцов предложил вместе пересечь азиатский материк, добраться до Архангельска и уже оттуда отплыть в Англию.

Языческий идол (рисунок Жана Гранвиля)И вот весной 1703 года караван из шестнадцати человек, перебравшись через реку Аргунь, правый рукав Амура, оказался в пределах московского государства. «Я не мог не почувствовать огромного удовольствия, — рассказывал Робинзон, — по случаю прибытия в христианскую, как я назвал ее, страну. Ибо, хотя московиты, по моему мнению, едва ли заслуживают названия христиан, однако, считают себя таковыми и по своему очень набожны».

Опальные аристократы

Но скоро Робинзон Крузо и его спутники убедились, что, так сказать, цивилизация коснулась лишь редких городов и селений этого края. Громадные же пространства Сибири населены язычниками. Возмущенный их дикими нравами. Робинзон вместе с одним из своих спутников ночью сжег деревянную фигуру языческого идола, «ужасного, как дьявол», и был вынужден спасаться бегством от разъяренной толпы.

Самому Даниэлю Дефо не удалось побывать в России. Все, что видел Робинзон, описывалось по рассказам людей, побывавших там, и географическим картам того времени, увы, очень неточным. Но, удивительное дело, Дефо удалось избежать больших ошибок.

Проходили дни, недели, месяцы. Караван все двигался и двигался на восток. «Я думал, — рассказывал Робинзон Крузо. — что, приближаясь к Европе, мы будем проезжать через более культурные и гуще населенные области, но я ошибся».

Пересекли Енисей, достигли Оби. По пути встретились ссыльные. Робинзон отметил: »Сюда ссылают преступников из Московии, которым дарована жизнь, ибо бежать отсюда невозможно».

Осенью 1703 года, преодолев тысячи километров по диким местам, путешественники прибыли в город Тобольск — «столицу Сибири». Робинзон был просто поражен, увидев здесь, в глуши, поистине аристократическое общество: московских дворян, князей, военных в больших чинах и других «замечательных особ», в том числе нескольких дам. Это были опальные вельможи, сосланные Петром I в Сибирь. Среди них Робинзон встретил, например, знаменитого боярина, князя Василия Васильевича Голицына.

«Мы пробыли в пути уже семь месяцев, — рассказывал Робинзон. — Зима приближалась быстрыми шагами». Караван был вынужден остановиться в Тобольске на зимовку.

Даниель Дефо (1660 - 1731)Вспоминая «милый остров»

Робинзон Крузо быстро сошелся с опальными аристократами и «не без приятности проводил с ними долгие зимние вечера». Особенно подружился он с Голицыным, которому охотно рассказывал о своих необыкновенных приключениях. Он даже предлагал ссыльному бежать вместе с караваном.

Голицын, однако, отказался, а только попросил увезти из Сибири его взрослого сына. И Робинзон Крузо выполнил эту просьбу.

Я прожил в Тобольске восемь месяцев, всю мрачную и суровую зиму. Морозы стояли такие сильные, что нельзя было показаться на улице, не закутавшись в шубу», — рассказывал Робинзон и признавался, что здесь, в холодной Сибири, ему не раз вспоминался благодатный климат его «милого острова». Только в начале июня 1704 года караван, состоявший теперь из тридцати двух лошадей и верблюдов, смог покинуть Тобольск. «Нам, — рассказывал Робинзон, — предстояло одолеть самую обширную и труднопроходимую пустыню из всех, что были на моем пути».

И правда, приходилось обходить топкие болота, идти по узким тропам. Вдобавок где-то уже в районе Соликамска на караван напала шайка разбойников. Их насчитывалось около четырех десятков. Впрочем, Робинзон и его спутники не растерялись и приняли бой. Ружейные выстрелы отогнали было грабителей, но вскоре число их возросло до трехсот человек. К счастью, в караване нашелся сибиряк, хорошо знавшие эти места, и, воспользовавшись ночной темнотой, он вывел путешественников из окружения.

Вечная книга

Робинзон Крузо и его спутники вздохнули свободно лишь после того, как на двух баржах двинулись по Вычегде, притоке Северной Двины, а затем и по самой Двине. В середине июля они, наконец, достигли Архангельска.

Путешествие Робинзона Крузо по Московии продолжалось, как он сам подсчитал, один год, пять месяцев и три дня. Только в начале января 1705 года герой романа Дефо возвратился домой, в Лондон. А все его странствие по свету длилось без малого одиннадцать лет!

Имея за плечами 72 года от роду, Робинзон принял решение провести остаток своих дней в уединении и покое. Странствия его закончились.

Увы, вторая книга о приключениях Робинзона Крузо не имела такого громкого успеха, как первая. Но читатели по-прежнему не хотели расставаться с Робинзоном. И Даниэль Дефо написал третью книгу. В ней были рассуждения и нравоучения престарелого Робинзона. Но если вторую книгу читатели встретили холодно, то третью ждал полный провал. Не забытой осталась лишь первая книга — о жизни Робинзона Крузо на необитаемом острове. Она оказалась поистине вечной.

Геннадий ЧЕРНЕНКО